Биография

22 Апрель, 2007

Теодор Киттельсен (1857-1914)

Теодор Северин Киттельсен (Theodor Severin Kittelsen) родился 27 апреля 1857 года в маленьком прибрежном городке Крагерё (Krager?) на юге Норвегии. Семья Киттельсенов была купеческой, и Теодор был вторым из восьми детей. С ранних лет мальчик увлёкся рисованием и мечтал сделаться художником или скульптором.

Отец Киттельсена Юханнес умер, когда Теодору было 11 лет, и с его смертью материальное положение семьи резко ухудшилось. По этой причине Теодору рано пришлось зарабатывать на жизнь — он начал работать помощником часовщика в Крагерё. Уже тогда его рисунки вызывали интерес и восхищение земляков. Среди них нашлись те, кто подговорил Теодора отправиться в Кристианию — тогдашнюю столицу Норвегии — и помог ему деньгами на поездку. Там Киттельсен поработал учеником маляра, но работа оказалась слишком тяжёлой и совсем не той, которой он ожидал, и Теодор уехал обратно домой, решив стать моряком. Бродя по берегу, он с надеждой засматривался на пароходы, но больше его взгляд привлекала красота природы родных мест, к которой он с детских лет чувствовал особую привязанность. И вот в один прекрасный день Киттельсен окончательно решил во что бы то ни стало сделаться художником.

Однако сначала ему опять пришлось поработать учеником часовщика — на сей раз в городе Арендале. Его хозяин, немец по фамилии Штейн, хорошо относился к ученику и говорил, что из него никогда не выйдет часовщика, но может выйти художник. Он даже попросил у Теодора его рисунки, и однажды торжественно сообщил мальчику: на его художества обратил внимание Дидрих Мария Ол — человек состоятельный и знавший толк в искусстве. Он пригласил Киттельсена к себе домой, долго беседовал с ним, повторяя, что путь художника — один из самых трудных, и, убедившись в непреклонности намерений юноши, объявил, что Теодор может отправляться в школу искусств в Кристианию. О плате за его обучение Ол уже позаботился.

В Кристиании Киттельсен становится учеником в художественной школе Вильхельма фон Ханно, одновременно посещая занятия в классе Юлиуса Миддельтуна.

После двухлетнего обучения у фон Ханно Ол предоставил Киттельсену финансовую поддержку, чтобы тот смог продолжить обучение в Мюнхене. Первые два или три года были для художника счастливым периодом. Он учился и работал, а в свободное время посещал местные таверны, живя весёлой студенческой жизнью в обществе земляков — Эрика Вереншёлля, Герхарда Мюнте и других. Но после трёх лет обучения начались трудные времена — с того момента, когда Ол больше не мог оказывать финансовую поддержку своему протеже. Киттельсен жил скудными доходами от своих картин и рисунков, обходился самыми дешёвыми продуктами и погряз в долгах. Тем не менее, в Мюнхене он создаёт свои первые значительные работы, в частности, картину «Стачка» (Streik, 1879), выполненную в критико-реалистической манере и не имеющую почти ничего общего со зрелым творчеством художника. В то же время, Киттельсен осознаёт себя скорее как иллюстратор, нежели чем автор больших полотен. Уже в первый период пребывания в Мюнхене он увлекается такими жанрами, как карикатура и анималистика, тем самым прокладывая дорогу к зрелому творчеству.

Далее Киттельсена ждало возвращение на родину, где он прожил два года, отслужил воинскую повинность, после чего, получив стипендию, отправился в Париж. Культурная столица Европы встретила художника очень неприветливо, и он в 1883 году вновь оказывается в Мюнхене. Киттельсен работает не покладая рук, и его рисунки пользуются успехом, но нужда не оставляет художника.

Оказавшись в сложном материальном положении, он всё сильнее ощущает тоску по родине, по норвежской природе. Киттельсен писал: «Мне более всего по душе таинственное, сказочное и величественное в нашей природе, и если я не смогу впредь совмещать свою работу с разумным изучением природы, я боюсь, что невольно отупею в своих чувствах. Мне становится всё более и более ясно, что я должен делать, у меня всё больше и больше идей — но я должен вернуться домой, иначе из этого ничего не выйдет».

В 1887 году с помощью норвежских друзей он возвращается на родину, теперь уже навсегда. В родном городе он поселяется у сестры и её мужа, которые держат стекольный магазин, но вскоре он закрывается, и зятю художника предлагают работу смотрителем маяка на Лофотенах. Киттельсен вместе с ними едет туда. Два года, проведённые на острове Скомвар, лказываются очень плодотворными для художника. Впечатления от местной природы захватили его с головой. Он создаёт несколько серий рисунков, которые впоследствии выходят отдельными книгами: «Жизнь в стеснённых обстоятельствах» (Fra Livet i de smaa Forholde, 1890), «С Лофотенских островов» (Fra Lofoten, 1890-1891) и «Колдовство» (Troldskab, 1892). Это были первые книги, целиком созданные Киттельсеном. Помимо рисунков, он публикует в них тексты, обнаруживая незаурядный писательский талант.

Рисунок морского тролля, несомненно, был одним из первых, навеянных пейзажами Нурланна — северо-восточной части Норвегии. Встреча с троллем — сюжет многих норвежских историй, одна из них послужила тематикой картины Киттельсена. Это история о Йохане Перса и Элиасе Нильса, об их встрече с морским троллем. В конце истории Элиас нашел на одной из шхер огромный камень и в гневе сбросил его в море, и тут:

«Едва он упал в воду, как стал стремительно увеличиваться, он рос и рос и вскоре из морской пучины поднялось ужасное чудовище, которое раскрыло свои огромные челюсти, настолько огромные, как открытый гроб, и прорычало: «Ну-ка, попробуй плюнуть мне в лицо еще раз, Элиас, но позволь мне сказать тебе…»»

Другие рисунки из книги «Колдовство» посвящены персонажам норвежского фольклора и народных преданий.

В 1889 году в жизни художника происходит поворотное событие: он встречает девушку по имени Инга Кристине Дал. Родом из города Дрёбака, она была на десять лет младше Теодора — что вовсе не помешало им полюбить друг друга и пожениться спустя пару месяцев после знакомства. Их скорый брак оказался счастливым, и у них родились девять детей. Прокормить такое большое семейство было очень нелегко, особенно художнику. Несмотря на постоянные материальные трудности, Инга до конца жизни была опорой семье и поддержкой своему мужу, помогая ему как по дому, так и в организации выставок.

Семейство Киттельсенов неоднократно переезжало, живя в разных уголках Норвегии. Самым долгим и счастливым было пребывание в имении Лаувлиа в провинции Сигдал. Здесь они обрели свой дом, обставив и украсив его так, что каждому было ясно: здесь живут люди творческие. Киттельсен, помимо таланта живописца, оказался также искусным резчиком по дереву — стоит только взглянуть на шкафчики и стулья, украшенные причудливыми изображениями троллей и древних королей, чтобы это понять.

В 1890-е гг. Киттельсен выпускает целый ряд книг, самой значительной из которых считается «Чёрная Смерть» (Svartedauen). В ней художник воспроизвёл самый драматичный период истории страны, когда под угрозой оказалось само существование норвежцев как нации.

Образ главной героини — самой Чумы, с метлой и граблями опустошающей города и сёла — был навеян не только фольклором, но и реальными обстоятельствами жизни Киттельсена. В первые месяцы после женитьбы они с Ингой жили в доме в Скатей, недалеко от тех мест, где родился художник.
Там им повстречалась старуха, столь же безобразная внешне, сколь и мерзкая по характеру. В округе её так и звали «Чума». В «Книге забвения» (Glemmebogen) он пишет:

«Она была маленькая и сгорбленная, лицо её было зеленовато-жёлтое с чёрными пятнами. Глаза её смотрели искоса, тёмные и беспокойные, глазницы глубоко вдавались в череп. Время от времени странный, зловещий свет вспыхивал в них, и они начинали быстро сверкать сразу во все стороны, так что было невозможно поймать её взгляд. Голова ее тряслась вверх-вниз, рот рывками двигался при разговоре — остро, ожесточённо. Она была хуже, чем сама чума, подумалось мне, и я взял её имя, чтобы назвать им Чёрную Смерть».

Прошло много времени, прежде чем идея целиком оформилась в сознании Киттельсена. В письме из Витстена, где художник тогда жил, он пишет:

«Между нами, «Чёрная Смерть» доставляет мне множество хлопот. Боже мой, до чего же трудный предмет для рисования!»

«Чёрная Смерть» — это пятнадцать поэм с иллюстрациями, в большинстве своём целиком созданные самим Киттельсеном. Самые потрясающие из них — «Чума идёт», «Осенний вечер», в которых он достиг при удивительной стилистической простоте потрясающего эффекта восприятия. «Чума на cтупенях» — кульминация «Чёрной Смерти», где странная, головокружительная перспектива рисунка необычайно усиливают исходящее от него ощущение ужаса. И в плане темы, и в манере исполнения этот рисунок занимает особенное место во всём творчестве Киттельсена.

Из других книг Киттельсена следует отметить цикл «Есть ли душа у животных?» (Har Dyrene Sj?l?, 1893-94), продолжающий сатирическую линию в творчестве художника. Жабы, лягушки, птицы, насекомые изображены здесь в ситуациях, весьма характерных для человеческой жизни: праздники, пирушки, сватовства, детские игры — и сами служат гротескными иллюстрациями свойств и типов человеческого характера.

Цикл «Тиририль Тове» (Tirilil Tove) погружает нас в мир природных таинств. Зоркий глаз художника, всматриваясь в, казалось бы, обыкновенные пни, деревья и корни, видит в них пугающие и завораживающие образы лесных и горных обитателей. Грань между реальным и фантастическим практически невидима.

Книга «Люди и тролли, воспоминания и грёзы. Автобиография» (Folk og Trold, minder og dr?mme. Selvbiografi, 1911) повествует о жизни Киттельсена, рассказанной им самим — начиная с детских лет и заканчивая годами зрелости. Помимо увлекательного повествования, книга включает множество рисунков, в том числе детских и юношеских.

В 1908 году за свою деятельность художник был награждён рыцарским орденом Святого Олава — высшей государственной наградой Норвегии. Несмотря на успех и признание, Киттельсен по-прежнему испытывает материальные трудности, и последние годы его жизни оказываются безрадостными. В 1910 году местный банк отказал семейству Киттельсенов в поддержке, и они с болью в сердце вынуждены были продать свой дом в Лаувлиа — дом, где каждая половица была пропитана их духом, духом Искусства. Последние годы художник и его семья жили сначала в пригороде Осло, а затем в местечке Йелойа (Мосс). Несмотря на одолевавшую его болезнь и тяжкое сознание того, что он не в силах прокормить свою семью, Киттельсен работал до последних дней.